June 5th, 2010

Шахты, шахтеры, взрывы и законодательство

Прочитал про состояние наших шахт. Если точнее, то это расследование взрыва на шахте «Ульяновская» 19 марта 2007 Автор, горный инженер, (проработал на шахтах 43 года), подробно рассказывает о ситуации в угольной отрасли, и, мне кажется, что этот анализ можно применить к любым, шахтам, а не только к "Ульяновской".


 


Попробую для тех, кому не хочется читать 25 страниц, сделать резюме основных моментов, характерных для всей отрасли.
Итак, основное, что удержалось у меня в голове:
1. В шахтах постоянно возникают взрывоопасные ситуации.
2. Эти ситуации легко отслеживаются приборами. Причем приборы эти не требуют никаких высоких технологий.
3. Наши шахтеры получают копеечные оклады , а основная зарплата у них идет от количества выработки.
4. Как следствие пунктов 1 и 3, шахтеры сами искажают показания приборов, чтобы те не останавливали работу шахты.
Еще, как пункт(5) можно добавить, что приборы (датчики уровня метана, например,) легко вывести из строя и никто никогда не найдет в каком укромном уголке шахты, человек поставил диод между двумя проводами, да еще и замазал его грязью.

Безусловно, шахтеры не самоубийцы и не хотят взрывов в шахте, но у них такая ситуация, что приходится делать выбор между риском взрыва (достаточно высоким, но все же ...)  или необходимостью медленно выживать (а скорее умира) себя и своей семьи.

Так в чем же проблема, скажите вы (что и говорит автор) – повысьте шахтерам  оклад, не учитывайте выработку, и всё будет хорошо. Методики против взрывов есть, в США, например, погибает шахтеров в 67 миллионов раз (sic!) меньше (на добытую тонну угля), а выработка устроена практически так же.

Действительно, у нас шахтеры  как рабы – не сделал необходимую норму – помирай с голода.

Всё вышесказанное, конечно, с точки зрения шахтеров. Да и я с этим, по большей части, согласен.

Теперь посмотрим с другой стороны.
Г-н Алексашенко, несмотря на то, что считает себя недостаточно разбирающимся в теме, говорит: <...>«можно ли повысить постоянную составляющую. Нет вопросов. Можно. Только работать перестают. Первый эффект от того, что вы сдельщину заменяете повременной зарплатой, это то, что заставить работать невозможно.»

К сожалению так и осталась непонятным почему, «работать перестают».

А мне интересно: Австралийские или Американские шахтеры продолжают работать, хотя могли бы лежать себе, поплевывать в потолок и получать огромную (по нашим меркам) зарплату, зачем?

Наверное, пришло мне в голову, если такой шахтер ляжет, и будет лежать, ему не только зарплаты не выплатят, но и уволят на второй минуте лежания. А если нашему шахтеру повысить оклад, то по нашему же Трудовому Кодексу, он сможет не только лежать, но и, сидя, например, на больничном, получать почти полную зарплату.
А ежели, паче чаяния, захотят его уволить, то придется «рабовладельцу» выплатить, по меньшей мере, два оклада. Вот никто и не повышает этих окладов, пока такой закон.

Я сам рад такому закону и знаю, что меня тоже уволить непросто, но в то же время, я понимаю, что пока существует такая законодательная ситуация, ничего в наших шахтах не поменяется. Также будут обходить все возможные системы защиты, а взрывы продолжаться.

Скорее всего, закон необходимо, если не переписать, то, по крайней мере, более подробно разработать. Чтобы не было перекоса ни в одну из сторон (ни работодателя, ни работника).

Т.е. всё, что пишет Борис Синюков (горный инженер) – правильно Только проблема не в людях, подчеркиваю, а в нашей ситуации. Да и то, что говорит Алексашенко (что не будут работать), тоже верно. Правы оба. Проблема кроется, как я считаю, в Трудовом законодательстве. Чтобы работодатель полноценно оплачивал шахтерам их работу и, в то же время, мог их за пять минут выгнать, если увидит, что они бездельничают. Это, безусловно, непростая законодательная работа и при нашей сегодняшней Думе она невозможна. Ведь это не просто сел и написал. Надо учесть интересы всех сторон. И, чтобы не было неоправданных увольнений (кстати, такое изменение законодательства, скорее всего стимулирует создание действенных профсоюзов, которым сегодня, по большому счету, и делать нечего) и, чтобы не было того самого «лежания» в забое в ожидании зарплаты.

Кстати, сейчас только пришло в голову, что такая ситуация сразу повысит привлекательность и уважение к профессии шахтера. Сначала все пойдут в шахтеры за легким заработком («лежать в забое»), а потом, после увольнения 90% новых работников, останутся только те, кто умеет и безопасно работать и добывать уголь.