November 1st, 2010

Интервью Ходорковского и Лебедева

Только что прочитал интервью в Новой Газете.


Очень зацепило высказываение Лебедева: "До ареста — ну, наверное, практически тот же самый подход, только совсем другие ощущения. Последние годы, года три-четыре до ареста, у меня было ощущение суперкомфорта работы. Понимаете, замечательное ощущение комфортности работы. Конечно, коллеги (кладет руку на плечо Ходорковского. — Ред.) к этому тоже прикладывали определенные великие усилия. Комфортно было работать. Некогда было, с сожалением могу сейчас констатировать, слишком глубоко задумываться о той параллельной грязи и рисках, которые существуют в стране. Ну иногда что-то читаешь в газетах, видишь по телевизору… Но затягивание в комфортную работу притупляет, что ли, чувствительность ко многим темам, которые на самом деле есть и были, оказывается. Ты их не то что вовсе не замечал, но по-другому оценивал. А сейчас, когда это коснулось себя любимого, ну что ж!.."

Я вижу, что большинство людей, которые меня окружают, именно так игнорируют ситуацию в стране. Причем это люди не пролетарии и не колхозники, а люди умственного труда, которые могли бы, приложив немного усилий изменить, хоть что-то. Причем не надо много усилий прикладывать, главное - сообща. Но каждый погружен в собственное выживание или просто в свою жизнь и дела ему нет до того, что там в стране твориться. .... до того момента как ...
Но уже поздно будет.




Это вообще очень старая история, просто мне понравилось как ее сфорулировал Лебедев.

Когда пришли за коммунистами, я промолчал, потому что не был коммунистом. Когда пришли за евреями, я промолчал, потому что не был евреем.
Когда пришли за католиками, я промолчал, потому что был протестантом.
А когда пришли за мной, к этому времени не осталось никого, кто мог бы вступиться за меня